История любого еврейского местечка является свидетельством того, сколь велики были духовные

ценности, на основе которых осуществлялось в нем нравственное воспитание людей.
О сравнительно небольшом еврейс­ком местечке Бершади написано немало. В одной публикации не­возможно подробно рассказать о са­мом штетле и его истории, но мы попыта­емся на примере Бершади показать, ка­кую роль играли небольшие городки в формиро­вании известных личностей.(иначе Бершада, Бершаджь, в XVI в. — Домброва, Домбровка)

Итак, Бершадь - еврейский городок интересная информация на www.bershad.ua/, районный центр Винницкой области, до 1923 года — местечко Ольгопольского уезда Подольской губернии. Иначе Бершадь называли Бершада, Бершаджь, в XVI в. — Домброва, Домбровка.

Город расположен на берегах реки Дохна (притоке Южного Буга) при впадении в неё речки берладинки. Расстояние до Винницы около 150 км, до Чечельника — 25 км. Железнодорожная ветка связывает Бершадь с магистралью Одесса—Киев.

Впервые о Бершади говорится в исторических документах 1459 г. как о крепости на южных рубежах Великого княжества Литовского. В середине XVI в. она входила во владения магнатов Калиновских на Брацлавщине. В начале XVII в. это поселение с крепостью было собственностью князей Збаражских, которые отдали его в управление состоявшему у них на службе казацкому атаману Василию Босому «для смелых воинских вылазок». В 1617 г. бершадская крепость по требованию турок была снесена. В 1629 г. в Бершади насчитывалось 275 домов.
В 1765-м в Бершади проживали 438 евреев, в 1818 году еврейское население местеч­ка достигло уже 3370 человек.

Вначале XIX столетия Бершадь стала одним из центров хасидизма. Здесь жил известный хасидский раввин Рафаэль, ученик и последователь рабби Пинхаса из Корца. В 1900 году еврейское насе­ление местечка составляло 4500 из об­щей численности населения в 7000 че­ловек, при этом число еврейских ремес­ленников доходило до 500. К этому вре­мени в Бершади была одна синагога и шесть молитвенных домов. Городок был известен в середине XIX века сво­ими еврейскими ткачами. Но к концу столетия спрос на их продукцию снизил­ся, в результате чего многие из ткачей эмигрировали в Америку.
Бершадь находится среди ев­рейских местечек Подолья, с которыми в былые времена ее связывали плохие грунтовые дороги, труднопроходимые из-за грязи весной и осенью, очень пыльные летом, и заваленные зимой снегом. Тем не менее, связь между штетлами поддерживалась постоянно, и это­му не могли помешать ни плохие доро­ги, ни убогое материальное положение. Люди ехали в Бершадь к своим родственникам, познакомиться и сос­ватать невесту или жениха, по случаю рождения ребенка, на свадьбы и т.д.

Бершадь пользовалась большим уважением среди близлежащих месте­чек, и это нашло отражение даже в прозвище, которое традиционно дава­лось каждому еврейскому местечку и его людям. Хотя обычно эти прозвища давались ради шутки, порой они вызывали обиду и споры. К примеру, евреев местечка Чечельник, расположен­ного в 25 километрах от Бершади, на­зывали "чечельницкие дураки". В ходу были прозвища - "тростянецкие козлы", "ободовские кожухи", "ворховские ко­зы" и т.д. Но жителей Бершади характе­ризовали почетным именем "бершадские талитники" - в знак уважения к той духовной идеологии, которая была свя­зана с уважаемым в народе хасидским раввином Рафаэлем (Рефулом) Бершадским. Его имя было на слуху у жителей не только окрестных местечек, но и всей Украины, слава о нем в хасидских кругах была ничуть не меньше, чем у Нахмана Брацлавского. Влияние этого выдающегося хасида так сильно сказа­лось на репутации бершадцев, что же­нихам и невестам местечка отдавалось предпочтение, их очень охотно прини­мали в любой еврейской семье. Это по­читание Бершади и ее жителей исходи­ло от концепций раввина Рафаэля, бе­режно сохраняемых в сознании бер­шадцев в течение последующих поколе­ний.

Бершадь - еврейский городокБершадцы отличались тем, что вели себя очень скромно, они не выпячивали свою родословную, даже если были из знатной семьи. Самого ребе Рафаэля отличала необыкновенная скромность, и в этом смысле он был достойным пос­ледователем Баал Шем-Това и его уче­ника Пинхаса Керцера, у которого Ра­фаэль учился. Пинхас Керцер умер в 1831 году в местечке Шепетовка Волы­нской губернии.
Еще одним качеством Рафаэля было то, что он никогда не лгал. Вслед за сво­им учителем он повторял: лучше погиб­нуть, чем сказать ложь. Его исключи­тельная правдивость и привела его к ги­бели. Есть свидетельства того, как это случилось. Речь шла о даче клятвы пе­ред судом об одном еврее, подозревав­шемся в контрабандной торговле - нуж­но было свидетельствовать, что он к этому не причастен. Но такую клятву Ра­фаэль дать не мог, поскольку не был уверен, что этот еврей не виноват. Он рыдал, понимая, что надо спасти еврея, но опасался своей возможной лжи. Ра­фаэль уже был стар и болен, сказались годы, проведенные им в бедности. Его больное сердце не выдержало это ис­пытания, и он умер. Даже противники хасидов - митнагдим, как и отошедшие от веры евреи, - признавали в нем великого праведни­ка. Его скромность, доброта, правди­вость проявлялись во всем, что он де­лал. Ему не хватало глубины восприя­тия, присущей Нахману Браславскому, темперамента Ицхака Бердичевского. Он не внес ничего нового в тот хасидизм, который пости­гал у своего учителя реба Пинхаса. Объяснить это мож­но только его скромностью и верностью тем идеям, основу которых заложил Баал Шем-Тов. Тем не менее, вокруг Ра­фаэля Бершадского всегда были верные последователи - "бершадские хасиды". После смерти цадика они не избра­ли для себя другого раввина. Как бершадские хасиды, так и последователи Рафаэля в Ободовке, Тростянце, Вархивке и других местечках Украи­ны с гордостью называли се­бя "бершадские хасиды". И те моральные принципы, кото­рые проповедовал бершадский праведник, передава­лись в этих местечках от от­цов к сыновьям.

Опасаясь обмануть кого-либо, бершадцы всегда говорили "мне кажется" или "мне дума­ется, что это так" вместо "это, конечно, так". Ребе ездил по другим местечкам, но деньги брал только на оплату проезда, а если у него появлялись какие-то лишние суммы, то он их раздавал беднякам. В тече­ние поколений в Бершади ощущалось влияние раввина Рафаэля, который жил и умер как святой.

Источник: Дарья Булавина 14 августа 2011