украинский “Сократ” – Григорий Сковорода

Черкасские ВУЗы, студенческая жизнь

Модераторы: geag, Alex

Аватара пользователя

Автор темы
quintil
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 04 сен 2016, 10:11
Репутация: 97
Откуда: Ceres & Hiron
Пол: Мужской - Мужской
Статус: Не в сети

украинский “Сократ” – Григорий Сковорода

Сообщение quintil » 04 дек 2016, 20:05

Изображение

3 декабря 1722 года родился Григорий Саввович Сковорода в селе Чернухи на Полтавщине (ныне Лохвицкого р-на) в семье козака. В Киевской академии он изучил классические и новые европейские языки (греческий, латынь, древнееврейский, немецкий), философию и литературу.

В 1741 г. Сковорода, не завершив обучения, поехал на Московию, где в Москве и Санкт-Петербурге служил в придворной певческой капелле. В течение всей жизни он оставался большим любителем музыки: лично исполнял собственные песни, играл на дудочке, флейте, скрипке, гуслях и бандуре. Вернувшись в Киев в 1744 г. в составе двора императрицы Елизаветы, молодой Сковорода вскоре отбыл за границу со свитой генерал-майора Ф. Вишневского — его зачислили на должность певчего церкви консульства в Токае (Венгрия), которую собирался строить генерал. Вишневский пригласил Сковороду сопровождать его потому, что тот хорошо пел, мог развлечь игрой на музыкальных инструментах, выступить переводчиком с нескольких иностранных языков, да и просто как земляка и компаньона — умного собеседника.

В 1745-1750 гг. Сковорода вместе с генералом посетил Австрию, Словакию, Польшу, Германию, Северную Италию, где познакомился с учеными и приобрел новые знания — три года обучался в университете Галле у философа и физика X. Вольфа, одновременно совершенствуя свой немецкий.

Вернувшись в 1753 г. в Украину, Сковорода преподавал поэзию в Переяславском коллегиуме по собственному новаторскому учебнику. На требование переяславского епископа читать эту дисциплину «по-старому» Сковорода, намекая на некомпетентность епископа в искусстве «пиитики», ответил латинской поговоркой: «Одно дело — посох епископа, другое — палочка музыканта». Тем не менее, решением духовного суда — консистории, Сковорода был устранен от этой должности.

В 1754-1759 гг. Сковорода по приглашению помещика С. Томары служил учителем его сына, Василия, другом которого остался на всю оставшуюся жизнь. Как вспоминал В. Томара, его отец, переяславский полковник, попросил приятеля, киевского митрополита Т. Щербацкого, прислать в свое имение Ковраи наставника, имеющего хорошие манеры, образованного и умного. По мнению митрополита, именно Сковорода отвечал всем этим требованиям — был умен, знал языки, «умел держать себя на публике», так как много лет прожил при императорском дворе и за границей.

В 1759-1764 гг. Сковорода читал поэтику в Харьковском коллегиуме, где в основном преподавало духовенство. Ему предлагали остаться в этом учебном заведении при условии принятия монашества, но Сковорода ответил: «Вы желаете, чтобы я увеличил число фарисеев? Ешьте жирно, пейте сладко, одевайтесь мягко и монашествуйте!». Смысл жизни Сковорода видел в скромности, воздержании и аскетизме, «устранении всего ненужного для приобретения нужного». Сковорода был вынужден оставить коллегиум, но вернулся в него в 1768 г. как преподаватель «Катехизиса» в «дополнительных классах», не зависевших от коллегии и готовивших инженеров, топографов, артиллеристов и архитекторов. Под видом Закона Божьего Сковорода читал курс христианской этики «Начальная дверь к христианскому благонравию» и учил молодежь не религиозным догматам, а «поиску в себе настоящего человека». За это уже в следующем году он был уволен с должности.

Сковорода поселился вблизи Харькова в селе Гужинское, в избушке на лесной пасеке, где написал философские произведения «Асхан» и «Наркис».

Вскоре философ переехал в имение помещиков Розальон-Сошальских — село Гусинка Изюмского округа на Харьковщине, и также поселился на лесной пасеке.

Последние 25 лет жизни Сковорода проповедовал свои философские взгляды среди народа. «Путешествующий философ» в бедной крестьянской одежде, с самыми необходимыми книгами и вещами в котомке пешком обошел всю Слобожанщину, останавливаясь на отдых в сельских хатах или имениях образованных помещиков — Тевяшовых, Донец-Захаржевских, П. Щербинина, Я. Правицкого, своего ученика Н. Коваливского. Сковорода предпочитал жить там, где встречал умных и добрых людей или же нуждавшихся в помощи для перевоспитания, повышения интеллектуального и образовательного уровней. Не прекращал философ и частного обучения молодежи. Иногда он ездил в Киев и Москву (где работал в монастырских библиотеках, изучая античную поэзию), бывал на Воронежчине, Курщине и Орловщинё, жил в Таганроге. Хотел поехать и на Кавказ, к служившему там своему ученику В. Томаре, но из-за слабого здоровья не смог.

В 1770-1780-х годах, по словам Н. Коваливского, «и добрая, и дурная слава распространялась о нем по всей Малороссии. Одни ругали его, другие хвалили и все хотели видеть его». Тем не менее, Сковорода, любивший уединение, не был мизантропом, аскетом и мистиком: не сторонился компании друзей и единомышленников, пел и играл на музыкальных инструментах до глубокой старости.

В это время он создал ряд известных философских и поэтических произведений (которые при жизни не печатались), учил людей морали как словом, так и собственным примером. Стихи на библейские тексты, написанные в 1753-1785 гг., он объединил в сборник «Сад божественных песней».

Предвидя скорую смерть, Сковорода в 1794 г. поехал в село Хотетово на Орловщине, где попрощался с любимым учеником и другом Н. Коваливским. Вернувшись, поселился у друзей в селе Ивановка неподалеку от Харькова (ныне Сковородиновка), где и окончил жизненный путь. По преданию, Сковорода сам выкопал могилу в саду, переоделся в чистую одежду, положил под голову рукописи своих произведений, накрылся свитой и заснул навеки.

На надгробии великого украинского философа, согласно его завещанию, была сделана надпись: «Мир ловил меня, но не поймал».

Многочисленные произведения Сковороды делились на философско-богословские и литературные. Первые богословские трактаты, «Наркис» и «Асхан», посвящены самопознанию человека. Взгляды на религию и христианство Сковорода изложил в курсе лекций, прочитанных в Харьковском коллегиуме, — «Начальные двери к христианскому благонравию» (1766 г.). Лучшие его произведения — «Дружественный разговор о душевном спокойствии» и «Алфавит мира» (оба 1775 г.), посвящены проблеме человеческого счастья.

К литературным произведениям Сковороды принадлежит поэтический сборник «Басни харьковские» (1774 г.). Каждая басня состоит из повествования и объяснения её настоящего смысла. К басням можно отнести и притчи «Благодарный Еродий» (о воспитании) и «Убогий жаворонок» (о душевном спокойствии), написанные в 1787 г. Сковороде принадлежат также эпиграммы и крылатые изречения, некоторые из которых написаны латынью.

Произведения философа при жизни распространялись в рукописях, которые его друзья копировали и передавали знакомым. Переписывал и дарил свои философские трактаты и сам автор. Так его литературное наследие распространялось в Украине, России, Приазовье, Причерноморье, Крыму, на Кавказе, в Молдове, Венгрии, Румынии и Польше. Рукописи попадали в крестьянские хаты и дворянские имения, жилища мещан и духовенства Пес ни Сковороды («Ой ты птичка желтобока», «Ах, поля, поля зелены» и др.) с конца XVIII в. вошли в русские песенники, а сатирическую песню «Всякому городу нрав и права» слепые кобзари пели как народную.

Литературные произведения Сковороды при его жизни и после смерти получали разные оценки. Некоторые критики, хоть и не отказывали им в искренности и содержательности, осуждали несовершенную форму и сравнивали с необработанным драгоценным камнем или тенистым садом, где рядом с культурными деревьями растет дикий кустарник. На подобные оценки автор со свойственным ему юмором отвечал, что предпочитает быть «глиняной черной сковородой, пекущей белые блины». Другие читатели сравнивали Сковороду с русским ученым М. Ломоносовым – оба писали поэтические произведения, были учеными и философами и вышли из народа. Примечательно, что в 1830-х годах литературоведы считали Сковороду одним из классиков украинской литературы наряду с Котляревским, Гулаком-Артемовским и Квиткой-Основьянеико. Московитский писатель В. Капнист по мотивам песни Сковороды «Ой ты птичка желтобока» создал стихотворение «Чижик».

Поэзия и философия Сковороды много значила и для классика украинской литературы Тараса Шевченко. В его повести «Близнецы» великий украинский философ — фигура эпизодическая, однако его моралистические и педагогические идеи влияют на ход сюжета. Один из персонажей, Савватий Сокира, от своего названого отца — ученика Сковороды, унаследовал привычку жить на лоне природы и зарабатывать на жизнь собственным хлеборобским трудом, при этом читая на языке оригинала произведения Гомера и Вергилия. Шевченко сравнивал Сковороду с шотландским народным поэтом Р. Бернсом.

Фигура Сковороды привлекла к себе внимание и П. Кулиша, посвятившего ему произведение «Грицко Сковорода. Староруська поэма».

В 1861 г., с началом реформ на Российской империи — отменой крепостничества и послаблением цензуры, стало возможным издать произведения Г. Сковороды. Это стало значительным событием в культурной жизни Украины.

Оценки философского учения Г. Сковороды не были однозначными. Одни исследователи считали его мистиком, другие — рационалистом. Однако после издания в 1894 г. профессором Харьковского университета Д. Багалеем всех известных философских трудов Сковороды ученые пришли к выводу, что он является философом-моралистом, находившимся под влиянием учений Платона, Цицерона, Плутарха, стоиков, немецкого мистицизма и философии Нового времени. Сковорода проповедовал «мирское монашество» без пострига в монастырь, критически относился к официальной религии из-за её догматизма и паразитического образа жизни монашества; критиковал церковь за неискренность обрядов, не признавал необходимости «святых чудес»: по его мнению, для познания Бога достаточно и природных факторов, в которых Творец являет себя во всей своей силе. Чтобы быть счастливым, считал Сковорода, нужно иметь мир в душе и радость в сердце и отдаваться «воле Божьей» — жить в гармонии с природой и не противиться судьбе. Сковорода предостерегал от занятия делом, к которому не лежит душа, — это противоречит «воле Божьей», постоянно пребывающей в каждом человеке.

Этические проповеди Сковороды, хоть и имели религиозную форму, содержали много «еретических» (с точки зрения официальной религии) суждений. Оставаясь на позициях объективного идеализма, философ признавал познаваемость реального мира. На первый план он ставил проблемы познания человеком себя. Мистицизм его заключался в слиянии человека с Богом. Идеалом общества философ считал теологическую «горнюю республику» со всеобщим равенством и счастьем, а путь к ней усматривал в воспитании нового человека через самопознание и труд, должный стать жизненным призванием каждого. Путь к изменению существующего порядка вещей в обществе Сковорода видел не в борьбе против этого порядка, а в достижении свободы в сфере духа.

Хотя в большинстве своих философских произведений Сковорода склонялся к материализму, дуалистические взгляды, привели его к созданию теории «трех миров»: «макрокосмоса» (природы), «микрокосмоса» (человека) и «мира символов» — духовного нематериального мира, воплощенного в Библии. Каждый из этих миров состоит из двух «натур» — внешней (материальной) и внутренней (духовной), причем дух является господствующим.

В трактовке Святого писания Сковорода, по примеру «отцов церкви» Климента и Оригена, не удовлетворялся буквальным пониманием его текстов, а искал в этой книге тайное аллегорическое содержание.

Исследователи философского наследия Сковороды сравнивают его с древнегреческим философом Сократом. Украинский «путешествующий философ» олицетворял интеллектуальное пробуждение общества конца XVIII в. О значительном авторитете творчества Сковороды среди населения Украины свидетельствуют слова Н. Костомарова из статьи «Слово о Сковороде» (1861 г.): «Мало можно указать таких народных личностей, каким был Сковорода и каких бы так помнил и уважал народ. От Острогожска в Воронежской губернии и до Киева во многих домах висят его портреты. Всякий писатель малороссиянин знает о нем. Имя его известно очень многим из неграмотных людей. Его жизнь стала предметом рассказов и анекдотов. В некоторых местностях потомки от родителей и дедов знают о местах, которые он посещал, где любил бывать, и указывают на них с уважением. Приязнь Сковороды к некоторым из его современников составляет семейную гордость внуков. Путешествующие слепцы усвоили его песни. На храмовом празднике, на торжище нередко можно встретить толпу народа, окружающую группу этих рапсодов и со слезами умиления слушающую: «Всякому городу нрав и права»».

Образ Сковороды воплощали многие украинские деятели культуры: художники С. Васильковский и И. Ижакевич посвятили ему картины «Народ слушает песни Сковороды» и «Сковорода в дороге»; скульптурные портреты создали В. Зноба и И. Кавалеридзе; последний также написал сценарий и был режиссером кинокартины «Григорий Сковорода» (1959 г.). Именем Сковороды названы село в Харьковской области, улицы в Киеве, Харькове, Полтаве и Одессе.
http://varsavva.narod.ru/img/page309.jpg
http://varsavva.narod.ru/img/page187.jpg


ценность знаний не добытых личным опытом, - 10-20% от истины
чтобы спасти Украину , нужен закон запрещающий людям фраериться вещами , которые не являются продуктом собственного труда!

Аватара пользователя

Автор темы
quintil
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 04 сен 2016, 10:11
Репутация: 97
Откуда: Ceres & Hiron
Пол: Мужской - Мужской
Статус: Не в сети

украинский “Сократ” – Григорий Сковорода

Сообщение quintil » 23 дек 2016, 07:49

Г.Сковорода фрагменты
Любезный мой Ириней!

Поздно получил я письмо от тебя, в котором ты просишь меня написать несколько для тебя сентенций, могущих успокоить волнующееся сердце. Под самое сие время припала нужда ехать в Рим с поспешением другу нашему Купидону. Сим поспешением помешал моему намерениею, однако мне не захотелось, чтоб он отъехал к тебе с пустыми от меня руками.

Ведая же, что ревнуешь быть любителем не блудоукрашенной, но благоодушевленной речи, без порядка из собственных моих заметок наврал много речей, дышущих врачеванием и упокоением сердцу. Ублажаю тебя, друг, ибо ты и милость у вельмож, и громкую, паче прочих, славу в народе приобрел. Не так ходишь, как некий, поминаемый в трагедиях, гордый Нерон... [надувшись тем], что глупый народ во все свои трубы и колокола блаженным его проповедует. Сие презрение мирского тщеславия родилось в твоем сердце от того зерна, которое в душе твоей часто я насаждал. Сиречь: ни алмазные пряжки от подагры, ни драгоценный перстень от хирагры, ни монарший венец не может избавить от обморока. Как же может или богатство, или слава человеческая, или скипетр подать сердцу бесстрастие и великодушие, если не будет в нем дух премудрости и дух крепости, равно утверждающий сердце во всяком состоянии, дабы и гордость житейская не соблазнила и нищета человека не привела в отчаяние? Что же есть сей дух разума и дух крепости, если не Царствие Божие, обуздывающее и управляющее скотские наши прихоти, дабы, повинуясь духу и шествуя царственным, сиречь средним, путем, не расточали стопы свои по пагубным крайностям и превратностям. Сего ради, по совету Ксенофонтову живя в счастливом состоянии, да памятуем о Боге и да чествуем Его, если хотим, да и Он нас в бедности не забудет, как имеющих к Нему любовь и упование. Слово в слово и муж сердечный поколе еще находится в мирном сердце, как на тихом море, печется предуготовить советы и думы, могущие спасти его от обуреваний. Дабы, чем они благовременнее и знакомее, тем действительнее стали против супостатов его. Пес яростный никоим словом уласкаться не может, кроме тем именем, чем его называют. И сердечные волнения знакомым и постоянным врачевством легко укрощаются[1].

Прочее, тот, кто советует, дабы и желающий успокоить сердце не погружался во многие ни публичные, ни превратные дела, ошибся. Первая ошибка в том, что дорогою ценою купить нам припадает наше спокойствие. Сиречь доставать оное праздностью и будто всем нам оную воспевать из трагедии эврипидской песенку:

Какая же есть медицина в праздности? Она насморка отогнать не может, не только скуки и тоски от сердца. Не большая же помощь от праздности и друзьям нашим, и отечеству, и присным нашим или [домашним].

Вот коль дорого нам станет сердечный мир, если покупать его праздностью. Сверх сего прельщается, кто думает, будто люди, избегшие многоделия, живут спокойно. По сему образу жены, дома в праздности сидящие, суть благодушнее паче мужей своих. Но не так оно есть. Ибо хотя нежные девы и праздные госпожи в ложнищах своих северною стужей не беспокоятся, но вместо того же скукою, тоскою, амурными горестями, завистными ревнивостями, суеверными ворожбами, затейными и гордыми мечтаниями посреди спокойных горниц обуреваются. И отец царя Уликса через 20 лет, проживая в своей мызе с единою старухою, стол для него уготовляющею, хотя дом и должность царскую с трудами ее оставил, скорбь же и печаль всегда неразлучну имел в своем уединении. Некиих же сама собою праздность ввергнула в расслабление душевное. Сие пишет Гомер об Ахиллесе[2]. Сей де, сидя на морском бреге, распалял кипящей желчью ярость своего гнева. Не ходил в какую либо компанию. Не выходил и на сражение, а только мучил сердце, горящее в битве, взирая на ненавистный для себя воинский театр. Но и сам, жестоко огорчен, бодает следующим словом: «Лежу празден в гавани негодной и только брег обременяю». Отсюда даже сам празднолюбец Епикур советует честолюбцам, дабы последовали своей природе и принимались за гражданские дела. Не получат де спокойствия в праздности, если не улучат туда, куда родила их мать — натура. Ни вздор ведь плетет, приглашая к чинам не чина достойных, но не терпящих праздности[3]. Воистину бо и многоделие и праздность есть суета, но красота сердца есть страна и град спокойствия; скверная же душа есть море мучений. И сказал я и еще сказать хочу, что и уклониться от блага, и сотворить зло есть равная мука. Мирская мода привязала спокойствие к одной какой то жизни, например, сельской, безженной, царской, но ложь сия на театре Менандровом следующими обличается словами: «О друг, я думал, что богатые не вздыхают и что бессонница не ворочает их на постели мягкой...» Потом, заглянув в волнующееся серце, так мудрствует: отсюда видно, что в свете жить без беды Бог никому не написал, хоть он и богат, хоть высок, хоть низок и нищ. Теперь не могут извинить своего безумия те, кто, путь своей жизни оставив, берутся за другой, дабы тем избежать беспокойства. Они подобны не приобыкшим к мореплаванию. Сии боязливцы хотя из корабля опустилися в шлюпку, однак равно тоскою и блеванием мучатся, занесши с собою и туда страх смертный в сердце и в утробе своей желчь. Так и безумная душа, своим состоянием наслаждаться не наученная, хотя из жизни в жизнь преходит, но везде грустит и мятется, носящая внутри источник огорчений — растленное сердце. Сим образом богатые и нищие, женатые и безженные и все прочие беспокоятся. Чрез сие бегают из должностей, но паки праздность скучна. Чрез сие рвутся показаться при дворе, а показавшись, досадуют... Больному телу, слабому уму угодить трудно. Больной и на супругу, и на лекаря желчен. Скучен ему пришедший посетить приятель, а отшедший — досаден. Мягчайшее ложе жестко ему. Смотри же, как только воссияло здравия ведро, тогда превкусною пищею мерзевший самую простую вкушает со сладостию... «Какая причина источила Вашему величеству слезы?» — вопрошают министры Александра Македонского. «Как же не плакать, братцы? В сию минуту слышу от философа, что в мире не един мир есть, но и числа им нет. Ах! А мы доселе и един мир не вовсе покорили». Но душа любомудрая, древний Кратес, кроткими замыслами кроткого духа легко и сладко проплыл своего жития пучину. Коль горестно страдал первовоевода греческих войск под Троею! А Диоген, живущий в плени, проживал дни во веселии сердца. Сократ в темнице беседует здраво с другими любящими премудрость. Гордый же Фаетон в небесных странах рыдает, для чего не дают ему засесть на царской его отца колеснице. Сапог ноге, а сердцу жизнь сообразуется.

Некто мудрец сказал: обычай сделает жизнь сладкою. А я сказываю: сердце чисто зиждет жизнь веселу[4]. Сего ради потщимся очистить источник сердца да все горести, извне нападающие, возможем обратить во спасительные соки. Скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад и все прочее? Жизнь наша, будто тавленная игра, наполненная удач и неудач, но здоровое сердце все сие переварит во благо. Все ему поспешествует во благое. Потерявшие же сердце и в удачах мира сего беснуются от жира своего и в неудачах отчаиваются; подобны недужным, ни стужи, ни жары не терпящим. Безбожник Феодор говаривал: «Я де правою рукою подаю мои советы, а слушатели берут оные левою». Так бессердые люди правый дар Божий приемлют оный левицею во зло. А мужи сердечные и от самых горьких своих горестей, как от терния, умеют собирать полезные плоды, собирая там, где не расточали, и жнут с Богом своим и там, где не сеяли, подобны пчелам, из нечистоты и жестких и колких трав мед собирающим. Итак, прежде всего нужно научиться тому, чтоб мочь все горькое обращать в сладость, дабы мы во всех неудачах могли похвалиться так, как мальчик тот: «Ба, слава де Богу. Не пропал мой замах. Я бросил камень в собаку, а попал в мою мачеху». Например, изгнали Диогена из его отчизны, а он тем попал в философию. Последнее судно с товаром потопила буря, а мудрый Зенон: «Слава Тебе, Господи! Переводишь де меня из богатства в нищету. Ныне могу мудрствовать о спасении душевном, а не о телесном богатстве».

Почему ж и ты не подражаешь мудрым? Лишен ты, например, гражданской ли должности? Чего же ты тужишь? Теперь станешь жить, сам для себя трудясь. Лишился ли ты милости у вельможи? Так освободишься опасных комиссий. Утрудился ли уже, отправляя оные? Возвеселись же награде. Какой? Добрая, по пословице, слава лучше мягкого пирога. Житейские ли твои интересы расстроила клеветливая зависть? Отвергни же житейскую печаль, а начни пектись о Господе. Многое воистину утешение серцу — взирать на великих мужей, равно с нами пострадавших, но ведь равнодушно. Досадно ли тебе, что твоя жена неплодна? Взгляни же на царей римских. Ни один из них не имел наследником сына. Досадна ли нищета? Кому же лучше подражать из римлян, как Фабрицию, нищеты любителю? Или главе всех своих земляков Эпаминонде? Не верна ли тебе твоя супруга? Создатель Дельфийского храма, царь Акид, тоже пострадал. И сие света славы его не помрачило. Так же философа Стильпона нецеломудрая его дочь не помешала отцовскому спокойствию. А порицателям свои отвечал, что зло сие отца не касается. Кто де око потерял, тот же сам и слеп. Чей грех есть, тому и несчастие, а не другому. А прочие не только своих любезных несчастием, но и злобою своих врагов беспокоятся. Ведь зависть, ненависть, клевета, памятозлобие сами себя жгут и съедают. И на сих самоубийц не негодует, но сожалеет благоразумный, а безразумный мучится. Не только же соседние свары, но и служительская неисправность беспокоит его. Друг, всем и тебе велит меня обличить дружба. Ты подобен врачам, они горькое горьким, а ты грех грехом врачуешь. Беснуюся на служительские погрешности. Сие разуму не есть согласно. Нигде вы не увидите, дабы к добрым служителям не были примешаны и злые; а на все их погрешности разговорятся: и должности вашей неприлично, и спокойствию вредно. В поправке погрешностей будь подобен медикам. Они больному вырывают зуб без дальнейшего возмущения. Исправляйте их с равнодушием. Тогда их неисправность душу вашу не возмутит. И песий обычай на все лаять в сердце твое не войдет. Самых мелочных ошибок не оставляя без наказания и гнева, приведешь сердце твое в такой обычай, что оно сделается смердящею лужею, всякую стечь, всякие досады в себя приемлющею.

Философия и в собственном и в чужом несчастии не жалостью съедать себя, но врачевать советует. Как же не противно разуму беситься и мучиться тем, что не все те добрые и вежливые, с коими нам жить довелось? Любезный мой Ириней, горазд внемли! Не ревность ли и самолюбие гнездятся в сердце нашем, на чужие грехи беснованием завешанные. Ибо из самолюбия рождается горячность в делах, из горячности — нравность и вспыльчивость, ярящаяся даже на самую малую неисправность. Будто чрез нее дурное случилось или нечто доброе не досталось. Добросердый же человек все равнодушно приемлет, без огорчения и кротчайше со всеми обходится. Итак, разжевать сие надобно хорошенько. Вот как! Лихорадке всякая пища противна, а здравому все приятно. Не видишь ли, что не виновато дело, но тело? Так точно и болящее сердце тем возмущается, что благодушному бывает забавою. Впрочем, много спокойствию помогает, кто отвращает мысль от того, что беспокоит, а обращает к тому, что увеселяет, так как отвращает взор наш на зеленые луга, если его солнечное сияние беспокоит.

.........................................
Он смеется всем хулящим жизнь сию и оплакивающим, будто плачевную юдоль и плень вавилонскую. Воистину премудрая сия в Диогене мысль! Он, будучи на квартире, спрашивает хозяина: «Куда ты с такой ревностию прибираешься и красишься?» — «Как куда? У нас де сегодня праздник». — «О друг мой! — сказал Диоген. — Доброму человеку всякий день — праздник». Ей, целомудренному праздник, да еще светлый. Ибо мир сей и голубой свод его не Божий ли есть, святейший всех храмов храм Его? В сей храм от чрева матернего вводится человек — зритель не мертвых и рукотворенных человеческим орудием образов, но тех, кои само собою умное Божество, вечные свои подобия, утвердило на тверди небесной. Вот иконы невидимости его. Солнце, луна, звезды, реки, непрерывно воду источающие, земля, плантам (растениям) пищу подающая. А когда во храме сей, и в таинства его входить началом и виною нам есть жизнь наша. Воистину достойно и праведно есть, да будет исполнена веселия, радости и мира! Не подражайте слепому народу. Он отлагает свое веселие на учрежденные человеком праздники, дабы не сегодня, но в то время наемным поутешиться смехом, зевая на мздоимных театрах[7]. Что за вздор? На комедиях, на праздниках, человеком уставленных, и торжествах опрятны, одеты, тихи, спокойны, веселы, нет тогда плача и смущения, а всеобщий наш праздник Богом узаконенный — торжества виновницу, жизнь нашу, безобразно оскверняем в рыданиях, слезах, в жалобах, в горестях, ропотах, почти всю ее истощаем. Чудо воистину! Сладкогласие в музыкальных орудиях любят. Собственную же свою жизнь без всякой сладости, веселия и утешения оставляют горчайшими пристратиями, заботами и печалями, конца не имущими, изнуряемую. И не только сами себя уврачевать не пекутся, но и премудрыми друзей своих словами соблазняются. Сие когда бы не мешало, тогда бы и настоящая жизнь бессоблазненна, и прошедшая сладкопоминаема, и впредь благою надеждою утверждена была бы.

Источник: http://marsexx.narod.ru/lit/skovoroda-gs.html


ценность знаний не добытых личным опытом, - 10-20% от истины
чтобы спасти Украину , нужен закон запрещающий людям фраериться вещами , которые не являются продуктом собственного труда!

Аватара пользователя

Автор темы
quintil
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 04 сен 2016, 10:11
Репутация: 97
Откуда: Ceres & Hiron
Пол: Мужской - Мужской
Статус: Не в сети

украинский “Сократ” – Григорий Сковорода

Сообщение quintil » 09 фев 2017, 22:07

если бы национальным героем был Г. Сковорода ... Украина избежала бы многих глупостей ...
а так как детям ставят в образец Шевченко , то имеем что имеем: наивных самолюбцев .


ценность знаний не добытых личным опытом, - 10-20% от истины
чтобы спасти Украину , нужен закон запрещающий людям фраериться вещами , которые не являются продуктом собственного труда!

Аватара пользователя

Автор темы
quintil
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 04 сен 2016, 10:11
Репутация: 97
Откуда: Ceres & Hiron
Пол: Мужской - Мужской
Статус: Не в сети

украинский “Сократ” – Григорий Сковорода

Сообщение quintil » 12 мар 2017, 09:19

есть утверждения что Т.Г.Шевченко носил при себе томик сочинений Г.Сковороды..
Сковорода писал на старославянском языке .
большинство граждан Украины. Они свято верят, что Тарас Шевченко писал свои вирши современной мовой, страшно ненавидел кацапов и москалей и говорил только на украинском.
все это плоды пропаганды. Шевченко был, увы, не понят русскими писателями и злобно ненавидим украинскими националистами за свою оригинальную идею создания единого общеславянского языка восточнославянских братских народов Украины, Белоруссии и России. По мысли Кобзаря следует вернуться к корням древнеславянского языка, очистив современные языки от канцеляризмов и нимеччины (русский язык), от полонизмов, галлицизмов и туреччины (украинский и белорусский языки). Тарас Григорьевич писал и говорил на диком суржике, писал крайне безграмотно. Многие его \"рукописи\", якобы на чистом украинском языке ничто иное, как фейки, продукт компьютерной графики. Утверждение о том, что при жизни он \"...боролся за украинскую независимость\" - такая же туфта.

Шевченко по характеру был бунтарем и революционером.
потому то его и предпочли коммунисты как национального героя Украины , который боролся против неравенства среди людей...


ценность знаний не добытых личным опытом, - 10-20% от истины
чтобы спасти Украину , нужен закон запрещающий людям фраериться вещами , которые не являются продуктом собственного труда!

Аватара пользователя

Автор темы
quintil
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 04 сен 2016, 10:11
Репутация: 97
Откуда: Ceres & Hiron
Пол: Мужской - Мужской
Статус: Не в сети

украинский “Сократ” – Григорий Сковорода

Сообщение quintil » 19 май 2017, 05:23

Путь любой конечно нужен,
Лучше даже не прямой.
Сколько лет ты проутюжил,
Этот опыт только твой.

Не прочитанный из книжки,
Не увиденный в кино.
Старику или мальчишке,
Это право всё равно.

Опыт каждому даётся,
Трудно или же легко.
Если опыт оборвётся,
Знать и время уж ушло.


ценность знаний не добытых личным опытом, - 10-20% от истины
чтобы спасти Украину , нужен закон запрещающий людям фраериться вещами , которые не являются продуктом собственного труда!


Sachenka
Сообщения: 3
Зарегистрирован: 23 июн 2017, 23:39
Репутация: 0
Пол: Женский - Женский
Статус: Не в сети

украинский “Сократ” – Григорий Сковорода

Сообщение Sachenka » 23 июн 2017, 23:52

Грустно, но правда




Вернуться в «Образование»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость